О себеМоя работаЛечениеБиблиотекаДневникКонтакты

О себе

Творческая биография

Резюме

Мои труды

Warning: main(tr/publ4.php) [function.main]: failed to open stream: No such file or directory in /home/otrok/users/otrok-drlev/www/htdocs/about.php on line 25

Warning: main(tr/publ4.php) [function.main]: failed to open stream: No such file or directory in /home/otrok/users/otrok-drlev/www/htdocs/about.php on line 25

Warning: main() [function.include]: Failed opening 'tr/publ4.php' for inclusion (include_path='.:/usr/share/pear:/opt/alt/php44/usr/share/php') in /home/otrok/users/otrok-drlev/www/htdocs/about.php on line 25


Способ диагностики степени выраженности волевых расстройств в судебно-психиатрической клинике.

Авторский коллектив:

Шостакович Б. В. — д.м.н., профессор, руководитель Отдела Судебно-психиатрических экспертиз ГНЦССП им. В. П. Сербского

Горинов В. В. — д.м.н., профессор, ведущий научный сотрудник Отделения психогений и расстройств личности ГНЦССП им. В. П. Сербского

Пережогин Л. О. — очный аспирант ГНЦССП им. В. П. Сербского

Теоретические предпосылки.

Понятием «воля» оперируют психиатрия, психология, физиология и философия. Современная психиатрия рассматривает волю как психический процесс, заключающийся в способности к активной планомерной деятельности, направленной на удовлетворение потребностей человека. Деятельность рассматривается как произвольная и целенаправленная тогда, когда она осуществляется в соответствии с представлениями о конечных результатах и контролируется на каждом из этапов (Шостакович Б. В. Судебная психиатрия. М.: Зерцало, 1997). Волевой акт — сложный, многоступенчатый процесс, включающий потребность (желание), определяющую мотивацию поведения, осознание потребности, борьбу мотивов, выбор способа реализации, запуск реализации, контроль реализации.

Расстройства воли — большая группа психопатологических феноменов. Они выражаются в нарушении способности к деятельности, патологических, извращенных потребностях, нарушении представления о конечных результатах, нарушении контроля за деятельностью, нарушении проецирования процессов в сознании (Пережогин Л. О. Иллюзия свободы воли и идентичность. // Независимый психиатр. журн. 1999, № 1, с. 75-78). Волевые расстройства наблюдаются при различных патологических состояниях, как правило, являясь одним из многих элементов наблюдаемой клинической картины. В то же время любое действие индивидуума является непосредственным воплощением в реальность его волевых актов. «Каждый истинный, настоящий непосредственный акт воли в то же время и непосредственно — проявляющийся акт тела» (Шопенгауэр А. Мир как воля и представление. § 18).

Особое значение приобретает констатация и диагностическая оценка волевых расстройств в судебно-психиатрической практике. Международная юридическая практика считает основой, предпосылкой вменяемости, и как следствие, способности нести ответственность за свои действия, «злую волю» (mens rea), умысел, направленный на совершение деяния (Крылова Н. Е., Серебренникова А. В. Уголовное право современных зарубежных стран. М.: Зерцало, 1997). Юридический (психологический) критерий невменяемости (и «ограниченной вменяемости») включает волевой признак, характеризующий способность лица руководить своими действиями. Общепризнанно, для решения вопроса о вменяемости или невменяемости лица недостаточно одного медицинского критерия (факта психического расстройства). Таким образом, именно юридический критерий, определяющий степень выраженности констатируемых психических расстройств, является ведущим в экспертной оценке вменяемости — «ограниченной вменяемости» — невменяемости (Б. В. Шостакович, В. В. Горинов. Ограниченная вменяемость в судебно-психиатрической клинике. // Ограниченная вменяемость /сб. научных трудов/ под ред. Б. В. Шостаковича. М.: РИО ГНЦССП им. В. П. Сербского, 1996 с. 11-18).

Первые попытки создания способа диагностики волевых процессов были предприняты в начале ХХ века Н. Ахом (N. Ach). Предложенный им способ позволял оценить способность к произвольной регуляции психических процессов, управляющих действием. В основу способа была положена оценка способности к переключению между психическими процессами, что осуществлялось в три этапа: испытуемый заучивал определенные последовательности слогов, затем его просили воспроизводить слоги в определенном порядке, в ходе эксперимента инструкция менялась, ошибки фиксировались. По мнению Н. Аха количество ошибок в опыте могло быть интерпретировано в качестве показателя общей способности к произвольной регуляции (Ach N. Analyse des Willens. // Handbuch der biologishen Arbeitsmethoden. Berlin, 1935). Однако, способ, предложенный Н. Ахом, отличался парциальностью оценки (невозможность оценить мотивы, эмоциональные реакции, прогноз), его реализация занимала продолжительное время (около 7 дней на каждого испытуемого), а теоретические предпосылки представлялись весьма спорными.

Ряд способов оценки волевых процессов был предложен К. Левином (K. Lewin). Он несколько модифицировал методику Н. Аха, а также пытался оценить влияние мотивации и эмоциональных реакций, предлагая слоги для заучивания с разным числом повторений. Число повторений зависело от предполагаемого эмоционального «заряда», которым обладало заучиваемое слово или слог. Ряд других способов, предложенных К. Левином (исследования полевого поведения) не нашли практического применения, хотя имели значение для развития психологической концепции воли (Lewin K. Vorsatz, Wille und Bedurfnis. Berlin, 1926).

Американскими психологами и психиатрами разрабатывались способы оценки мотивации и настойчивости в достижении цели. Суть указанных способов в целом сводится к оценке количества ошибок в экспериментах, где оценивается реакция на успех и неуспех (например, при решении арифметических задач). Анализ большого количества подобных работ позволил прийти к заключению об их невысоком прикладном значении (Самошин А. И. Проблема настойчивости в зарубежной психологии. Рязань, изд-во Рязанского ГПИ, 1968). Вообще, выполнение заданий испытуемым не должно зависеть от его образовательного уровня, поэтому большинство методик данного типа малодостоверны. Подобный недостаток имеется и у широко используемой методики Б. В. Зейгарник — Б. И. Бежанишвили, где для успешности ответов на стимульные вопросы необходим широкий круг познаний (например, карточка 10а: написать 5 фамилий известных советских киноартистов на букву «Л») (Бежанишвили Б. И. Исследование эмоционально-волевой сферы психически больных методом «уровня притязаний» // Психологические методы исследования в клинике. Л., 1967, с. 214-218). Общим недостатком указанных методик, обусловившим их низкое прикладное значение, явилось в первую очередь, стремление экспериментаторов распространить интерпретацию отвлеченных условий эксперимента на поведение испытуемых в реальной жизни. По мере накопления работ в данной области обнаружилось отсутствие корреляций между результатами, полученными разными исследователями.

Отечественные исследователи, работая в направлении оценки степени произвольности поведения и степени волевых усилий, сделали подробные эмпирические описания развития волевых способностей в зависимости от возраста, типа высшей нервной деятельности, описали влияние мотивации на деятельность. Однако попытки создать какие-либо методы измерения, которые позволяли бы сравнить показатели отдельных испытуемых или сделать на основании эксперимента определенные выводы, касающиеся личности данного субъекта не увенчались успехом (Иванников В. А. Психологические механизмы волевой регуляции. М., УРАО, 1998).

Экспертная практика требует использования объективных способов диагностики. Они должны быть просты в применении, обеспечивать возможность индивидуальной, объективной оценки, позволять оценить как личностные особенности испытуемого, так и присутствие клинических психопатологических феноменов, указывающих на расстройства волевой сферы. Для решения этой задачи разработан настоящий способ.

Методическое обоснование.

Настоящий способ основан на типологии параметров воли, предложенной В. А. Иванниковым (1998), в соответствии с которой весь спектр волевых расстройств был разделен на 7 категорий. В раздел волевых действий вошли нарушения действий, направленных на удовлетворение потребности в будущем, на создание объективных ценностей, удовлетворяющих потребности общества и отдельных людей, удовлетворение требований ближайшего окружения и выполнение моральных норм (по С. Л. Рубинштейну, 1946). В раздел преодоления препятствий было включено преодоление физических преград, сложности действия, новизны обстановки, внутренних состояний (усталость, болезнь), конкурирующих мотивов и целей, выполнение социально заданных действий на пути к цели. К группе феноменов преодоления конфликта отнесены выбор между несовместимыми действиями, между целями, личными и социальными мотивами, желанием достижения цели и ее последствиями. К категории преднамеренной регуляции были отнесены регуляция параметров действия (темпа, скорости, силы, длительности), торможение неадекватных процессов, прежде всего — эмоциональных, организация психических процессов в соответствии с ходом деятельности, способность противостоять рефлекторным действиям (например, отведению руки от горячего предмета) (по Калину В. К., 1983). В категорию автоматизмов и навязчивостей вошли такие феномены, как навязчивые мысли и действия (без отчуждения и чуждые), выработка автоматизмов с потерей над ними волевого контроля (по L. Fields, 1996). В категорию мотивов и влечений были включены переживание влечений и побуждений, их осознание (по L. Fields, 1996), субъективное восприятие свободы волевого акта (по К. Ясперсу, 1913). Последнюю категорию составили прогностические функции.

Волевые действия включают действия, совершаемые без актуально переживаемой потребности в самом действии либо в его результатах, но за которыми стоит решение, направленное на: удовлетворение потребности в отдаленном будущем (действие не носит характера заведомо необходимого), создание объективных ценностей на пользу общества или отдельных людей, удовлетворение требований коллектива, ближайшего окружения (при отсутствии собственной заинтересованности), подчинение нормам морали, принятым в обществе (Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии СПб., Питер, 1999).

Сознательное преодоление препятствий на пути к цели включает преодоление физических помех, сложности действия, новизны обстановки, выполнение социально заданных действий (сначала надо сделать действие 1, прежде чем будет можно выплнить действие 2, например, поступить в ВУЗ возможно только после получения полного среднего образования), преодоление внутренних состояний (болезнь, усталость), преодоление конкурирующих мотивов и целей.

Конфликт и его преодоление подразумевает выбор из двух и более несовместимых действий, целей, обусловленных разными мотивами и/или приводящих к разным последствиям, предпочтение личным или социальным мотивам, оценка собственно цели и ее возможных последствий (включает элемент прогноза).

Преднамеренная регуляция включает регуляцию параметров действия (силы, скорости, темпа), торможение неадекватных психических процессов, особенно эмоциональных, организацию психических процессов в соответствии с ходом деятельности, способность оказывать сопротивление рефлекторным действиям.

Автоматизм и навязчивости определяются легкостью выработки навыков автоматизированных действий с утратой контроля за ними, наличием навязчивых действий, мыслей, которые воспринимаются без отчуждения, либо как чуждые личности, но без утраты их собственной принадлежности, либо постороннего происхождения (с элементом сделанности) (Fields L. Psychopathy, other regarding moral beliefs and responsibility // PPP, Vol. 3, № 4, 1996, pp. 261-277).

Мотивы и влечение включают переживание первичного, ненаправленного влечения, переживание естественного инстинктивного побуждения (в трактовке К. Ясперса), переживание собственно волевого акта, имеющего осознанную цель и сопровождаемое осознанным представлением о средствах и последствиях достижения цели (по B. Libet), осознание свободы воли (по К. Ясперсу, S. Spence (1996)).

Реализация метода.

Исходя из теоретических и методических предпосылок нами был разработан способ шкалированной диагностики волевых расстройств. Удобство шкалированной диагностической оценки заключается в простоте использования, возможности сравнения показателей по шкалам, создания индивидуального профиля испытуемого, возможности прикладной диагностической оценки исследуемых расстройств с уточнением степени их выраженности. Нами также был предусмотрен расчет нормированных показателей, делающих способ более удобным при осуществлении научных исследований и сравнительной диагностики.

Для удобства заполнения шкалы и расчета нормированных показателей был создан вопросник, включающий 75 вопросов по 7 вышеперечисленным категориям, составившим шкалы вопросника. Каждый вопрос представляет собой утверждение, на которое необходимо дать один из ответов: «Да», «Пожалуй, да», «Пожалуй, нет», «Нет». Утверждение составлено таким образом, чтобы по ответу на него было возможно оценить сохранность исследуемого компонента волевой функции. Например, для оценки сохранности к удовлетворению потребности в отдаленном будущем (шкала волевых действий) сформулированы следующие утверждения:

1. «Я могу трудиться без устали, хотя знаю, что пожну плоды лишь спустя много лет» (утверждение № 1) (подразумевается ответ «да»)

2. «Мне не хватит сил заставить себя работать, если я не увижу скоро каких-нибудь результатов» (утверждение № 7) (подразумевается ответ «нет»)

3. «Бывает, я несколько лет откладываю понемногу денег, чтобы сделать какую-нибудь покупку» (утверждение № 13) (подразумевается ответ «да»)

Испытуемому предлагается заполнить бланк, содержащий диагностические вопросы-утверждения (см. приложение). В ходе эксперимента могут потребоваться комментарии экспериментатора, который, сообразно обстоятельствам, может предложить иную формулировку вопроса, например, утверждение № 43 «Если в компании меня попросят не курить, я сдержусь во чтобы то ни стало» (шкала волевых действий) может поставить в тупик некурящего респондента. Экспериментатор может предложить ему другой, схожий вопрос, сформулировав его конкретно или в общей форме: «Можете ли Вы отложить выполнение того, что намеревались делать, если это мешает другим?»

Когда испытуемый завершает работу с вопросником, приступают к расчету показателей по шкалам. Ответы «Да» и «Пожалуй, да», «Нет» и «Пожалуй, нет», суммируются. За каждый ответ, не соответствующий подразумеваемому, начисляется один балл (см. ключ к вопросам в приложении). Таким образом по каждой шкале рассчитывается количество несоответствий, составляющее сумму «сырых баллов». Для объективности оценки и возможности сравнивать степень нарушения по шкалам для каждой шкалы рассчитывается нормированный показатель, равный отношению числа несоответствий («сырых» баллов) к общему числу вопросов в шкале. Для удобства обработки результатов вручную можно использовать заранее рассчитанный коэффициент (К), равный величине, обратной числу вопросов в шкале. Умножение К на сумму «сырых» баллов дает нормированный показатель для шкалы. Для удобства расчета показателей используется бланк анализа результатов (см. приложение).

Способ реализован в двух формах: в форме бланка вопросника, бланка анализа результатов с приложением ключа и в форме компьютерной программы, работающей в среде MS-DOS.

Опробирование способа.

Исследование проведено на базе ГНЦ социальной и судебной психиатрии им. В. П. Сербского. Опытную группу составили 100 испытуемых, которым решением экспертных комиссий был установлен диагноз расстройства личности (психопатии). Все испытуемые были разделены на три группы. Первую группу (30 человек) составили испытуемые, которым был установлен диагноз расстройства личности и которые были признаны вменяемыми. Вторую группу (31 человек) составили все испытуемые с диагнозом расстройств личности, к которым решением экспертных комиссий в период с 1997 по июнь 1999 были применены нормы ст. 22 УК РФ («ограниченной вменяемости»). Третью группу (39 человек) составили все испытуемые диагнозом расстройств личности, в отношении которых экспертными комиссиями в период с 1997 по июнь 1999 было вынесено решение о невменяемости. Контрольную группу составили 41 здоровых мужчин сопоставимого возраста.

Испытуемые с расстройствами личности были выбраны для опробирования способа на том основании, что в клинике психопатий волевые расстройства играют одну из ведущих ролей, притом, что у лиц, у которых диагностируются расстройства личности, функции интеллекта и мышления являются сохранными. При экспертной оценке расстройств личности констатация у испытуемого выраженных волевых нарушений может явиться веским аргументом в пользу его невменяемости (применения норм ст. 22 УК РФ).

Для каждого испытуемого определялись 7 нормированных показателей (НП) — волевых действий (ВД), преодоления препятствий (ПП), преодоления конфликта (ПК), преднамеренной регуляции (ПР), автоматизмов и навязчивостей (АН), мотивов и влечений (МВ), прогностических функций (ПФ). Рассчитывался средний НП по группам, его квадратичное отклонение и доверительный интервал. Рассчитывалась достоверность различий между НП по группам. Ожидалось выявление статистически достоверных различий между опытными и контрольной группой.

Полученные данные отражены в таблице 1:

Таблица 1. Зависимость НП от глубины расстройств личности.

НП Группа I Группа II Группа III Контроль
ВД 0,56±0,23 0,57±0,24 0,53±0,22 0,48±0,15
ПП 0,52±0,25* 0,54±0,24* 0,58±0,25* 0,43±0,16
ПК 0,73±0,26* 0,59±0,30* 0,63±0,29* 0,43±0,14
ПР 0,71±0,19* ** 0,59±0,18* 0,67±0,16* 0,47±0,18
АН 0,42±0,31* 0,47±0,28 0,49±0,28 0,53±0,17
МВ 0,43±0,39 0,33±0,33 0,44±0,36 0,46±0,21
ПФ 0,35±0,32** 0,53±0,30* 0,74±0,33* ** 0,41±0,19

* — обнаружены достоверные различия (t ≥ 2, P ≤ 0,05) с группой контроля

** — обнаружены достоверные различия (t ≥ 2, P ≤ 0,05) с группой II

Полученные результаты подтвердили наличие различий по большинству НП между испытуемыми с расстройствами личности и здоровыми лицами. Обнаружена прямая корреляция между возрастанием НП прогностической функции и степенью выраженности расстройств личности, отразившаяся и в экспертной оценке. Таким образом способ представляется весьма достоверным в плане клинической и экспертной оценки волевых расстройств.

Исходя из показателей, полученных при тестировании контрольной группы, представляется возможным определить следующие границы нормы и патологии по НП по каждой из шкал (см. таблицу 2).

Таблица 2. Оценка степени выраженности волевых расстройств по НП по шкалам.

НП Контроль Расстройство отсутствует Расстройство сомнительно Расстройство выражено
ВД 0,48±0,15 0,33 и ниже 0,33-0,63 0,63 и выше
ПП 0,43±0,16 0,27 и ниже 0,27-0,59 0,59 и выше
ПК 0,43±0,14 0,29 и ниже 0,29-0,57 0,57 и выше
ПР 0,47±0,18 0,29 и ниже 0,29-0,65 0,65 и выше
АН 0,53±0,17 0,36 и ниже 0,36-0,70 0,70 и выше
МВ 0,46±0,21 0,25 и ниже 0,25-0,67 0,67 и выше
ПФ 0,41±0,19 0,22 и ниже 0,22-0,60 0,60 и выше

Рекомендуется пользоваться для оценки выраженности расстройств индивидуальным профилем испытуемого (см приложение).

Приложение

Бланк — вопросник к
Нормированной шкале диагностики волевых расстройств

Вопросы Да Пожалуй, да Пожалуй, нет Нет
1 Я могу трудиться без устали, хотя знаю, что пожну плоды лишь спустя много лет        
2 Если я чего-то хочу, то в прямом смысле пройду через огонь и воду        
3 Я быстро сделаю выбор между двумя делами, если их нельзя сделать оба        
4 Мне не приходилось разбивать орех так, что ядрышко превращалось в лепешку        
5 Я легко могу делать привычное мне дело и вовсе не думать об этом        
6 Порой я чувствую, как еще не созревшее желание рождается во мне        
7 Мне не хватит сил заставить себя работать, если я не увижу скоро каких-нибудь результатов        
8 Если опаздываю на автобус, могу срезать путь и пробежать по грязи        
9 Я долго колеблюсь, когда хочется сделать два дела, но возможно только одно из них        
10 У меня часто ломаются карандаши, потому что я слишком сильно нажимаю на грифель        
11 Мне было совсем нетрудно научиться водить автомобиль (играть на гитаре, выпиливать и др.)        
12 Бывает так, что я пока не знаю, чего я хочу, но чего-то мне все-таки хочется!        
13 Бывает, я несколько лет откладываю понемногу денег, чтобы сделать какую-нибудь покупку        
14 Если надо, то мне ничего не стоит перелезть через забор        
15 Если мне приходится выбирать, я постараюсь сделать так, чтобы все решилось само собой        
16 Не могу ходить в ногу строем: не выдерживаю ритма        
17 Иногда я иду не туда, куда мне надо, потому что ноги сами идут по привычному маршруту        
18 Я всегда знаю, сколько съем сегодня за обедом, потому что чувствую, насколько я голоден (на)        
19 Я с удовольствием работаю на субботнике не в нашем дворе        
20 Могу отказаться от давней мечты, когда мне объяснят, как сложно этого достичь        
21 Если мне придется выбирать, я непременно тут же выберу то, чего мне больше хочется        
22 Если мне весело, то могу смеяться невпопад, и не в силах взять себя в руки        
23 Бывает, что меня неотступно преследует одна и та же мысль и я не могу ее отогнать        
24 Бывало, мне приходилось съедать намного больше чем стоило бы        
25 Мне нетрудно сходить за хлебом старушке, но меня придется долго об этом просить        
26 Если ради дела придется попотеть, не беда, коль оно того стоит        
27 Бывает, я долго не могу решить, чего мне хочется больше        
28 Мне обычно удается держать свои эмоции под контролем        
29 Я удивляюсь тем людям, что целый день мурлычут под нос одну песенку        
30 Все что я делаю, я делаю осознанно, знаю, как это сделать, и к чему это приведет        
31 Я подаю милостыню, если вид нищего вызывает у меня доверие и сочувствие        
32 Я не откажусь от цели, хотя знаю, что мне придется изрядно потрудиться        
33 Было бы хорошо, если бы мне все разрешили выбирать себе подарки ко дню рождения        
34 То, что я чувствую на самом деле, всегда написано у меня на лице        
35 У меня возникало неодолимое желание пересчитывать шаги, ступени и т. д.        
36 Я свободно управляю своим телом, и каждое мое желание воплощается им в действие        
37 Если у моего недруга праздник, и сослуживцы собрались его поздравить, я примкну к ним        
38 К новой работе надо привыкнуть, чтобы работать в полную силу        
39 В деле для меня важнее достигнутый результат, а не мое желание его делать        
40 Когда делаю длительную работу, мне трудно сосредоточиться только на одном ее этапе        
41 Бывало я внезапно делал(а) то, чего не стал(а) бы делать, если бы принимал(а) решение осознанно        
42 Я чувствую и знаю, что никто кроме меня не волен распоряжаться моими мыслями и делами        
43 Если в компании меня попросят не курить, я сдержусь во чтобы то ни стало        
44 Футболисты часто проигрывают в гостях лишь из-за того, что им просто непривычно там играть        
45 Как бы мне не хотелось что-то сделать, я прежде всего думаю о последствиях        
46 Мне нередко случается думать вовсе не о том, чем я занимаюсь в настоящее время        
47 Порой я не могу отогнать от себя мысль, которая противна всему моему естеству        
48 Я осознаю и ощущаю свою власть над своим телом, мыслями, поступками        
49 Я откажусь от роли в самодеятельном спектакле, хотя мне твердят, что она создана для меня        
50 Я быстро адаптируюсь на новом месте, по крайней мере, я по прежнему делаю свое дело        
51 Исход дела всегда определяет для меня его важность        
52 Если мне надо что-то сделать, я ни на что не отвлекаюсь          
53 Мои мысли подвластны мне в полной мере, и я управляю ими без труда        
54 Мое кредо: наша мораль нередко глупа, и, когда это так, ей нужно пренебрегать        
55 Не вынесу этой волокиты: туда пойди, оттуда принеси, у того подпиши... Всё брошу!        
56 Я уважаю тех юношей, которые не хотели служить в армии, но честно отслужили свое        
57 Если захочу, то не отдерну руку от горячего чайника!        
58 Порой мне становится ясно, что мной, словно автоматом, управляют посторонние силы        
59 Нет ничего особенного в том, что шеф открыто волочится за секретаршей, хотя он женат        
60 Запишусь на прием к директору: жаль, целый день проторчу в приемной, но иначе нельзя...        
61 Порой общественная работа отнимала уйму моего времени, в ущерб моей личной жизни        
62 У меня ощущение, что кто-то телепатически вкладывает мне в голову чужие мысли        
63 Я не возьму молча даже мелочь, о которой ее хозяин давно позабыл, а спрошу разрешения        
64 Проще дать чиновнику взятку, чем правильно заполнить все его бумажки        
65 В детстве нам приходилось экономить на мороженом, чтобы купить нашей команде мяч        
66 Мне пришлось испытать на себе, что такое быть "зомби"        
67 Когда я болею, даже срочные и важные дела не заставят меня подняться с постели        
68 Мое кредо: благими намерениями выстлана дорога в ад!        
69 У меня вошло в привычку доводить дело до конца, превозмогая усталость        
70 Грош цена полководцу, который ради победы погубил в бою всю свою армию        
71 Не могу позволить себе взять больничный лист, это может затормозить мою работу и карьеру        
72 Какой бы благородной ни была цель, о ней следует судить по наступившим последствиям        
73 Могу твердо себе сказать: сначала одно доделай, потом за второе берись! Так и сделаю.        
74 Бывает, что не знаю за что и взяться, и то надо, и другое. Одно делаю, о другом думаю        
75 Часто, следуя минутному порыву, отвлекаюсь от главной цели на посторонние дела        

Ключ

При обработке данных ответы «Да» и «Пожалуй да», а также «Нет» и «Пожалуй, нет», суммируются. За каждый не совпадающий с нормой ответ начисляется 1 балл. Сумма баллов, умноженная на коэффициент (К) позволяет получить нормированные показатели.

Нормативные ответы:

1. Волевые действия (ВД) = 1+, 7-, 13+, 19+, 25-, 31+, 37+, 43+, 49-, 54-, 59-, 63+ (12 показателей, К = 8,3)

2. Преодоление препятствий (ПП) = 2+, 8+, 14+, 20-, 26+, 32+, 38-, 44-, 50+, 55-, 60+, 64-, 67-, 69+, 71+, 73+, 74-, 75- (18 показателей, К = 5,6)

3. Преодоление конфликта (ПК) = 3+, 9-, 15-, 21+, 27-, 33+, 39+, 45+, 51+, 56+, 61+, 65+, 68+, 70+, 72+ (15 показателей, К = 6,7)

4. Преднамеренная регуляция (ПР) = 4+, 10-, 16-, 22-, 28+, 34-, 40-, 46-, 52+, 57+ (10 показателей, К = 10)

5. Автоматизм и навязчивости (АН) = 5-, 11-, 17-, 23-, 29+, 35-, 41-, 47-, 53+, 58-, 62-, 66- (12 показателей, К = 8,3)

6. Мотивы и влечение (МВ) = 6+, 12+, 18+, 24-, 30+, 36+, 42+, 48+ (8 показателей, К = 12,5)

7. Прогностическая функция (ПФ) = 1+, 7-, 13+, 18+, 26+, 30+, 32+, 41-, 45+, 51+, 65+, 72+ (12 показателей, К = 8,3)

Бланк анализа результатов

ВД ПП ПК ПР АН МВ ПФ
Вопросы
1 2 3 4 5 6 1
7 8 9 10 11 12 7
13 14 15 16 17 18 13
19 20 21 22 23 24 18
25 26 27 28 29 30 26
31 32 33 34 35 36 30
37 38 39 40 41 42 32
43 44 45 46 47 48 41
49 50 51 52 53   45
54 55 56 57 58   51
59 60 61   62   65
63 64 65   66   72
  67 68        
  69 70        
  71 72        
  73          
  74         Да
  75         Нет
Коэффициенты
8,3 5,6 6,7 10 8,3 12,5 8,3
Баллы
             
Нормированные показатели
             

Клинический пример.

Испытуемый К., 1975 г. р. Наследственность психическими заболеваниями не отягощена. Мать по характеру властная, строгая, вспыльчивая. Отец — мягкий, добрый человек. Беременность матери протекала с угрозой выкидыша. Родился от первой беременности, в двойне, с весом 3000 г. Имеет сестру младше себя на 8 лет. В возрасте до 1 года перенес ряд инфекционных заболеваний без осложнений. До 15 лет состоял на учете с диагнозом : «Хронический отит». В детском возрасте испытывал страх темноты, боялся оставаться дома один. Посещал детский сад, где был активным, любил играть в подвижные игры. Друзей не имел, общался только с братом. В школу пошел с 7 лет, учился в основном на «4» и «3». Любимыми предметами были алгебра, геометрия, физика. В восьмилетнем возрасте перенес сотрясение мозга с кратковременной потерей сознания, проводилось амбулаторное лечение. В возрасте 12 лет стали возникать конфликты с одноклассниками, испытуемый вместе с братом постоянно подвергался избиениям и унижениям, что продолжалось до 9 класса. В этот период испытуемый ничем не увлекался, большую часть времени проводил дома, смотрел телевизор или слушал музыку. Со слов испытуемого, у него «не было желания ничем заниматься», так как «думал только о том, что на следующий день надо идти в школу». В возрасте 13 лет в связи с травматической ампутацией четырех пальцев на левой руке испытуемый был трижды оперирован. Со слов матери, с этого времени он стал «совершенно другим»: стал замкнутым, раздражительным, часто вставал ночью, ходил по комнате, плакал. Боялся выключать ночью свет, подолгу смотрел на лампочку. Просил мать вставить решетку на окна, так как боялся, что кто-то войдет в комнату, говорил матери, что ночью какой-то человек приходит к нему. Через полгода после травмы испытуемый стал говорить матери, что его постоянно «ругают злые голоса», которые он слышит в голове, за то, что он неправильно держит ложку, делает что-то не то. После окончания восьмого класса поступил в техникум при целлюлозно-бумажном комбинате, где с его слов его продолжали «унижать и избивать». Имел хорошие и отличные оценки по основным предметам, производственные задания выполнял в срок, был трудолюбивым, добросовестным, исполнительным, стремился к повышению квалификации. Был скромным, тактичным, вежливым, дисциплинированным, старался «держаться в тени», избегал общественных поручений. Не курил, алкоголь и наркотики не принимал. После окончания техникума испытуемый устроился на работу на целлюлозно-бумажный комбинат. С места работы характеризуется как трудолюбивый, добросовестный работник. За время работы в цехе в совершенстве овладел профессией слесаря-ремонтника, всегда стремился к повышению квалификации и образовательного уровня. Пользовался авторитетом в коллективе, был самостоятелен, чужому влиянию не подчинялся. Нарушений трудовой дисциплины не имел.

В 1995 г. брат испытуемого был призван на службу в армию. Со слов матери, в течение недели после его отъезда, испытуемый не ходил на работу, ничего не ел, лежал в постели, плакал, своими переживаниями ни с кем не делился. В этот период стал еще более раздражительным, вспыльчивым, начал копить деньги на пистолет, для того, чтобы «защищаться от обидчиков». Стал часто уходить ночью из дома, возвращался только под утро. Однажды мать заметила, что он разрезал руку в области предплечья, объяснял, что пытается найти датчик, который находится у него в руке, происхождение которого раскрывать матери не стал. В это же время много времени проводил за телефонными разговорами с девушками, с которыми знакомился при помощи телефонной книги, но у него не было желания встречаться с ними, так как боялся, что «они увидят его руку». После возвращения брата из армии испытуемый оставался замкнутым, со слов брата, он часто закрывался в комнате, зашторивал окна, боялся выходить. Говорил, что «устал от голосов в голове», которые постоянно заставляют его что-то делать, однако избегал подробно рассказывать об этом, так как боялся, что «они» за это отомстят. По прежнему боялся выходить на улицу, так как казалось, что все над ним смеются. Однажды обмотал руку фольгой, после настойчивых расспросов брата, объяснил, что пытается тем самым «помешать передаче сигналов из датчика» . С июля 1997 г. испытуемый находился в отпуске, который оформил за свой счет и проживал у брата в г. Москве. Около месяца работал слесарем-сборщиком на опытном заводе.

В 1997 г. против испытуемого было возбуждено уголовное дело по обвинению в изнасиловании и разбойном нападении (совершил половой акт и отнял деньги и ценности под угрозой пистолета). В ходе следствия давал противоречивые показания, отрицал содеянное.

Психическое состояние. Входит в кабинет неуверенной походкой. Вначале беседы к контакту не стремится, сидит сгорбившись, опустив голову со страдальческим выражением лица. На собеседника не смотрит, не стремится раскрывать свои переживания. Мимика и жестикуляция сдержаны. Речь грамматически правильная с достаточным словарным запасом. На вопросы отвечает неохотно, односложно, в плане заданного. В последующем становится более откровенным, во время разговора чувствует себя непринужденно, порой стремится сократить дистанцию. Цель экспертизы понимает правильно, при этом отмечает, что ему уже «ничто не поможет». Предъявляет жалобы на диффузные головные боли, возникающие в вечернее время, бессонницу, сниженное настроение, просит перевести его в «одиночную» палату, утверждает, что он является предметом насмешек со стороны других испытуемых и некоторых врачей. Интересуется, обязательно ли присутствие на обходах, сообщает, что чувствует себя неуютно в присутствии большого количества врачей, кажется, что все обсуждают его физический недостаток. Анамнестические сведения сообщает последовательно, крайне обстоятельно, фиксирован на переживаниях, связанных с травмой руки. Со слезами на глазах рассказывает, что в школе постоянно подвергался избиениям и издевательствам, объясняет этот тем, что был очень скромным и тихим. Говорит, что всегда избегал общения с большим количеством людей, так как чувствовал при этом дискомфорт. Рассказывает, что не имеет друзей, так как не видит в этом необходимости. При беседе о взаимоотношениях в семье замыкается, опускает голову, начинает плакать. После продолжительной паузы рассказывает, что с матерью всегда были очень сложные взаимоотношения. Вспоминает, в возрасте 8 лет у него возникли мысли о том, что он является приемным ребенком, однако, проверив паспорта матери и отца, успокоился. Рассказывает, что не терпел «нежностей» со стороны матери, так как они казались ему неестественными, «наигранными». Говорит, что после травмы руки отношения с матерью стали еще более напряженными, она постоянно «упрекала» его, говорила, что теперь он никому не нужен. В разговоре постоянно подчеркивает такие особенности своего характера как застенчивость, обидчивость, доброта, объясняя этим негативное отношение к нему со стороны других людей. Стремится избежать обсуждения темы, касающейся его состояния после получения травмы руки. Поясняет, что не хочет об этом рассказывать, так как это вызовет смех собеседника, однако тут же многозначительно говорит, что «не должен об этом рассказывать». При ссылке на сведения, полученные при беседе с матерью, раздражается. Затем, вздыхая, рассказывает, что все, что сейчас с ним происходит, нацелено на его физическое уничтожение. При целенаправленных вопросах замыкается, однако после паузы сообщает, что после травмы руки стал испытывать постоянный неопределенный страх, боялся выключать ночью свет, казалось, что кто-то постоянно за ним наблюдает. Вспоминает, что однажды ночью проснулся от монотонного звона, (который он слышал в момент взрыва самодельного устройства), в это же мгновение появился страх, что что-то с ним должно произойти, а через некоторое время в голове услышал мужские голоса, которые в последующем стали возникать в различное время суток. «Голоса» ругали его, смеялись над ним, сообщили, что он будет уничтожен в возрасте 33 лет. В дальнейшем появились другие «голоса», которые он отличал от первых по содержанию. Они говорили, что противостоят «злым силам» и будут за него бороться. Рассказывает, что с этого момента он стал задумываться о происшедшем с ним. Появилась мысль о том, что «под видом взрыва» с ним провели эксперимент: взяли экземпляр живой материи, в место травмы поместили датчик, с помощью которого в настоящее время за ним ведется наблюдение, цель которого заключается в выяснении отношения к людям, имеющим физические недостатки. При этом приводит доказательства правильности своих предположений. Рассказывает, что с момента взрыва и до операции не испытывал никакой боли, а «звон», который он слышал все это время являлся неким сигналом. Предполагает, что «голоса», которые он слышит, относятся к «сверхсилам», являющимся нечто большим, чем Бог. Однако тут же с ироничной улыбкой говорит, что в последнее время стал понимать, что «злые силы» более могущественны и уже приводят в исполнение обещанное ранее. Утверждает, что потерпевшая по данному делу, оперативные работники ОВД и следователь являются представителями «злых сил» сами того не понимая. При беседе о правонарушении становится напряженным, взволнованным, настороженно выслушивает вопросы. Активно отстаивает предъявляемую точку зрения. Отрицает правонарушение, заявляя, что дело против него «сфабриковано» потерпевшей, для того, чтобы «оправдаться перед своим сожителем». Последовательно, с мельчайшими подробностями вспоминает обстоятельства происшедшего, при этом указывает на противоречивость показаний потерпевшей, на нарушения в ведении следствия, перечисляя их по пунктам, приводит доказательства своей невиновности. Рассказывает, что написал ряд жалоб в различные инстанции, в которых изложил все нарушения, которые были допущены следователем, просил привлечь потерпевшую к ответственности за дачу ложных показаний. С грустью отмечет, что все его «ходатайства» на суде были отклонены. При этом вспоминает, что в день суда солнечная погода неожиданно сменилась грозой и ливнем, что, по его мнению, свидетельствует о мести «добрых сил». Тут же, опустив голову, говорит, что в последнее время «добрые голоса» стали звать его с собой и сообщили, что он является ключом к открытию добра. За время нахождения испытуемого в стационаре состояние его менялось. В первое время после поступления настроение было сниженным, большую часть времени проводил в пределах постели, часто плакал, укрывшись с головой одеялом, избегал контактов с другими испытуемыми. Не проявлял заинтересованности в беседах, говорил, что «устал от всего». В последующем стал более активным, избирательно общался с другими испытуемыми, после свидания с матерью беседовал с медперсоналом, рассказывал о себе. На следующий день написал письмо, прочесть которое просил на следующий день. В нем он написал, что должен уйти «в дом, где его ждут», что устал от постоянных насмешек и ему нечего ждать от жизни. Ночью этого же дня совершил суицидальную попытку, после которой весь следующий день находился в подавленном состоянии. Однако на следующий день настроение испытуемого стало ровным, стал предъявлять претензии относительно условий содержания, от лица палаты написал жалобу на медперсонал. Мышление обстоятельное, суждения поверхностны, легковесны. Нарушений памяти не обнаружено.

При экспериментально — психологическом исследовании выявляются нарушения мышления в виде выраженной неравномерности процессов обобщения вне зависимости от объективной сложности заданий, с актуализацией наряду с категориальными, формальных, малозначимые, латентных признаков. Отмечается вычурность ряда смысловых дифференцировок, а порой их размытость, нечеткость с искажением смысла отдельных понятий, выявляются нарушения логики ряда суждений. Актуализируемые испытуемым ассоциативные связи крайне неравномерны по уровню, субъективны, отдельные образы не отражают содержание предложенных понятий, характеризуются использованием неадекватной, выхолощенной символики. Выявляется ориентированность на внутренние, субъективные критерии оценок с тенденцией к образованию труднокорригируемых суждений. Испытуемого характеризует замкнутость, сниженная способность к пониманию окружающих, мотивов их действий, подозрительное и настороженное отношение к ним, с ощущением исходящей от них угрозы и недоброжелательности в свой адрес.

Диагноз: патологическое развитие личности по мозаичному типу.

Показатели по НШДВР: ВД = 0,65 (выраженное расстройство), ПП = 0,45, ПК = 0,65 (выраженное расстройство), ПР = 0,60, АН = 0,85 (выраженное расстройство), МВ = 0,50, ПФ = 0,60 (выраженное расстройство).

Индивидуальный профиль К.

Показатели Баллы                                      
Волевые действия 65             *
Преодоление препятствий 45                      
Преодоление конфликта 65             *
Преднамеренная регуляция 60                
Автоматизмы и навязчивости 85     *
Мотивы и влечение 50                    
Прогностическая функция 60               *

У испытуемого обнаруживаются выраженные нарушения волевой сферы, в особенности по шкалам АН, ПК, ВД. Указанные нарушения в совокупности оказывали значительное влияние на способность испытуемого руководить своими действиями.

Экспертное решение: вменяем с применением норм ст. 22 УК РФ.